Право граждан на осуществление МСУ


Право граждан на МСУ не упоминается в Конституции РФ, однако это выражение неоднократно использовалось в судебных решениях, в том числе решениях Конституционного Суда РФ.

С точки зрения Конституции РФ, право граждан на МСУ можно рассматривать как интегральное право, объединяющее в себе следующие права и свободы граждан:

участвовать в управлении делами государства непосредственно через участие в местных референдумах, а также не принимать в них участия;

избирать в органы МСУ, а также не участвовать в муниципальных выборах;

быть избранным в органы МСУ, а также отказаться от исполнения полномочий выборного лица;

иметь доступ к муниципальной службе и право увольнения с муниципальной службы;

обращаться в органы МСУ и получать ответ по существу своего заявления.

Приведенный перечень прав не следует дословно из норм Конституции РФ, он несколько шире их. Однако данное расширение базируется на конституционных нормах, а именно -  а положениях статьи 37 Конституции, установивших право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также запрет на принудительный труд.

Право на МСУ в контексте норм Европейской хартии МСУ:

Распространенный взгляд на МСУ как на право граждан, аналогичное иным правам и свободам человека и гражданина, следует признать некорректным.

В рамках дискуссии о том, что есть МСУ – право или обязанность. Главным аргументом сторонников отношения к МСУ как к праву традиционно является статья 3 Европейской хартии МСУ, в которой (в редакции официального русского перевода) указывается, что «под МСУ понимается право и реальная способность органов МСУ регламентировать значительную часть публичных дел».

Следует сразу же отметить, что в Хартии говорится не о праве граждан, а о праве органов МСУ. И уже с этой точки зрения нельзя приравнивать право на МСУ к личным правам граждан.

Следует также указать, что корректность использования в данном контексте перевода термина "органы МСУ" вызывает серьезные сомнения.

Под термином "орган МСУ" в России понимается учреждение, реализующее соответствующие властные полномочия. Но МСУ – это не власть учреждений, а форма власти народа – это требование Конституции РФ (статья 3).

Подход к МСУ как к форме власти народа в полной мере соответствует и положениям п. 2 ст. 3 Хартии, в котором установлено, что право "осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования", а также через формы непосредственной демократии.

Первоисточниками Европейской хартии МСУ являются аутентичные тексты на французском и английском языках. Исходя из заглавия Хартии выражение "МСУ" является переводом английского "local self-government" и французского "l_autonomie locale". Слова в определении МСУ, данном в Хартии, переведенные на русский язык как "органы МСУ", во французской версии звучат как "collectivites locales", а в английской - "local authorities". Термины текстов-первоисточников построены не по схеме орган (учреждение) по осуществлению МСУ, как это сделано в русской версии, а являются самостоятельными терминами. При этом принципиально важно, что содержание этих терминов шире, чем обозначение только учреждений по осуществлению муниципальной власти. В частности, во французском языке упомянутое выражение применяется (в том числе) для обозначения территориальных образований, соответствующих российским муниципальным образованиям.

Следует также отметить, что исходя из нормы абз. 9 преамбулы Хартии органы МСУ как учреждения обозначаются терминами "decision-making bodies" (англ.) и "organes de decision" (фр.). В официальной русской версии последние упомянутые термины переведены как "органы МСУ", вследствие чего в названном абзаце преамбулы содержится положение о необходимости существования "органов МСУ, которые наделены демократически созданными органами". Данное положение русской версии Хартии вызывает, как минимум, недоумение.

Статья 3 Хартии определяет, что под местным самоуправлением понимаются право и реальная способность объектов, именуемых в текстах-первоисточниках "local authorities" и "collectivites locales", регламентировать значительную часть публичных дел. Из преамбулы Хартии следует, что государства, подписавшие данный международный договор, признают, что названные объекты являются одной из главных основ любого демократического строя, что их существование обеспечивает одновременно эффективное и приближенное к гражданам управление, что защита и укрепление МСУ является значительным вкладом в построение Европы, основанной на принципах демократии.

Указанными нормами в Хартии констатируется:

во-первых, признание существования в государстве, присоединившемся к Хартии, "local authorities" ("collectivites locales"), т.е. факта, что население государства уже разделено на территориально обособленные общности, имеющие собственные интересы, обусловленные проживанием в соответствующей местности (муниципальном образовании);

во-вторых, что реализация и защита этих интересов наиболее эффективно осуществляется органами публичной власти, сформированными населением указанных местностей;

в-третьих, что защита указанных интересов является неотъемлемой частью демократического государственного устройства.

В Европейской хартии МСУ вопрос о признании наличия "local authorities" (англ.) ("collectivites locales" (фр.)) не рассматривается - их объективное существование констатируется как очевидный, всеми признаваемый, а потому не требующий специального доказательства факт. В Хартии идет речь не о праве граждан на объединение в целях осуществления МСУ, а о следующих шагах: о юридическом признании прав территориальных объединений граждан и установлении государственных гарантий реализации этих прав.

Изложенное позволяет ставить вопрос о том, что действующий официальный перевод Хартии не вполне адекватен, поскольку Европейская хартия МСУ говорит о МСУ как о власти населения, реализуемой, в том числе, через особые учреждения - органы МСУ, а официальная русская версия Хартии - о власти органов МСУ.

Говоря о праве на МСУ, необходимо указать, что это не аналог прав граждан, а элемент квалификации МСУ как одного из проявлений власти народа, т.к. необходимо разделять право граждан на участие в МСУ и право населения на осуществление МСУ.

Право населения на осуществление МСУ – это одна из составных частей права народа на власть. Существом МСУ является решение вопросов местного значения, а также иная деятельность по представлению и защите интересов местных сообществ (населения муниципальных образований). Но эта деятельность является не только правом, но и обязанностью решать вопросы местного значения, осуществлять иную деятельность, законодательно отнесенную к ведению МСУ, нести ответственность за законность и целесообразность деятельности представителей населения.

Кроме того, бремя МСУ включает в себя обязанности граждан:

соблюдать общеобязательные правила, установленные органами МСУ;

взаимодействовать с муниципальной властью и ее представителями в формах, регламентация которых осуществлена как законами, так и актами самой муниципальной власти;

воздерживаться от действий, осуществление которых отнесено к компетенции органов МСУ.

Еще один элемент бремени МСУ - ограничения отдельных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые федеральными законами в отношении выборных лиц МСУ и муниципальных служащих.

Предыдущие материалы: Следующие материалы: